«Золотое сердце моей любимой»

Кочкин Евгений Юрьевич

Номинация – «Голос ребенка»

Золотое сердце моей любимой.

Меня зовут Евгений, мне 21 год. Моих родителей лишили родительских прав за пьянство (неоднократно лечись от алкоголизма) и тунеядство.  Моим опекуном стала бабушка по линии матери.

 Я жил и учился в школе-интернате. Вскоре бабушка умерла, задохнулась в кессоне, когда его красила. Заканчивая  девятый класс, у нас в интернате закрылось детдомовское отделение, поэтому руководство решало, куда нас определить, предпочтение, конечно, отдавалось приемным семьям.

Я очень хорошо помню тот день, когда нас пригласили в кабинет директора. Там уже сидели они — Сергей и Тамара; такие нарядные, красивые, улыбаются нам.  Мы вошли вдвоём, его тоже звали Женей, только он из Ярославля. Мы общались на разные темы, задавали друг другу вопросы, потом нас спросили, кто бы хотел жить в их семье.  Конечно, мы оба с радостью согласились. Я очень хотел им понравиться! Позже мне сказал кто-то,  что к ним хотели устроить Женьку. Когда мы вышли из кабинета, я слышал немного разговор, тогда Тамара (так мы её всегда и зовём) сказала: «Как можно выбирать, это не игрушка и не книга,  в которой не нашли нужную статью и вернули?!» 

Через несколько дней нам сообщили, что мы едем в семью оба.  Это было счастье! Спустя некоторое время, мы уселись в машину и поехали в новую жизнь.  Этим же летом мы побывали в Ярославле в зоопарке, в цирке, работали на даче.  На следующее лето мы были в Крыму в Коктебеле. Я увидел самолёт не на картинке или в кино, а летел на нём к морю. Зимой мы побывали в Москве на Красной площади, на Воробьевых горах,  на ВДНХ. Мы гуляли по Арбату и катались на электричке в метро. Это было так здорово! Вскоре в семье появился ещё один четырнадцатилетний мальчишка.

В марте мне исполнилось 18 лет, я заканчивал училище и имел право снимать жильё, так как был включён в список на обеспечение жилым помещением, как лицо, оставшееся без попечения родителей. Приёмная семья устроила мне праздник: накрыли стол, пригласили моих друзей, с которыми я жил в интернате, отправили в кино и в Макдональдс. Квартиру мне снимали тоже они, всячески помогали одеждой, продуктами и с трудоустройством.

В это же самое время подсуетилась моя биологическая мать. Она у всех узнавала, когда я получу жильё, сколько денег дадут после окончания училища, а сама на восемнадцатилетие смс не прислала. Но потом стала мне звонить, даже приезжать ко мне на съёмную квартиру, а у неё за это время ещё родилось трое детей. Она обещала мне, что будет помогать, может,  даже будем вместе жить. И я ей поверил! Но это была самая большая моя ошибка и глупость, потому что я предал мою Тамару!

Деньги быстро закончились, мать снова исчезла из моей жизни, её муж запретил ей пускать меня даже на порог. Когда в очередной раз мать «ушла в запой» и оставила детей, а её мужу надо на работу, я сидел с их детьми, одна из них – инвалид.  Вернувшись с «гулянок», мамаша и её муж выгнали меня, обвинив в воровстве, и я снова стал им не нужен.  Вот уже больше года меня не хотят видеть, но пакости продолжают делать.

Правду говорят, что беда не приходит одна.  После проверки в отделе опеки, меня снимают с очереди на жильё, так как отец, выйдя из мест лишения свободы, жил без паспорта и без прописки много лет. Я на тот момент по документам проживал, якобы,  один в двухкомнатной квартире. На самом деле я там не жил ни одного дня, только был зарегистрирован. В квартире более 17 лет живёт отец с сожительницей-пьяницей, лишенной родительских прав на своих 4 детей.

Снова выручила Тамара: заплатила все штрафы, госпошлины, помогла оформить документы, и отец смог получить паспорт, хотя считал, что он ему вообще не нужен.

Денег нет, жилья нет, работы нет! Случайно встретил знакомого, рассказали друг другу о своих проблемах. Он предложил уехать в Санкт-Петербург к его отцу, который там на заработках. На деле всё оказалось иначе: его отец сам без жилья и работы. Приятеля быстро вернули назад, так как он несовершеннолетний. Меня пристроили в какой-то приют за городом. На работу шли пешком 2 километра, потом ехали на электричке до Питера, работали на стройке, вечером – обратно. Прожил так два месяца. Потом ухитрился попросить телефон, быстро позвонил Тамаре и всё рассказал.

Она узнала адрес приюта, позвонила туда, долго объясняла, что я там, как пленный, работаю за койко-место, паспорт и телефон забрали. Она пригрозила приехать и сообщить куда следует. После этого меня перевели в другой приют. Она и там нашла! Объяснила директору, что мне нужно срочно вернуться домой. Ей ответили, что денег нет, если хочешь – забирай.  Тамара выслала мне деньги на билет и еду, я вернулся в родной город.

Так как жить негде, на первое время меня пристраивали к себе знакомые и родственники Тамары. Сейчас, в течение полугода, она на свои деньги снимает мне квартиру, помогает жить, устраивает на работу, конечно же, и ругает, говорит, как надо, чтобы избежать проблем, разбираем каждый конкретный случай. А совсем недавно Тамара выиграла три суда, и меня восстановили в очереди на жильё.

Я благодарен всей их родне, общаюсь детьми и с бабушкой, со всеми родственниками. Могу позвонить, зайти поговорить, попить чай, ведь у меня дороже и роднее той приёмной семьи нет!

Вот такое оно, золотое сердце моей Тамары, сердце, что умеет любить и ждать, а ещё и прощать!