«Свои»

Дзеккинато Нина Владимировна и семья

Номинация – «Стать семьей»

СВОИ

В ноябре будет уже год с того момента как наша семья стала такой какая она есть — большая и дружная. Нас 8 человек — папа, мама и шесть детей: Ярослав, Даниил, Софья, Екатерина, Елизавета и Павел. Конечно, бывают семьи и побольше, но для нашего села это количество детей все равно много. У нас двое рождённых детей — Ярик и Соня, и четверо приёмных — Даня, Катя, Лиза и Паша. Но они все, все равно, наши. Неважно какой дорогой дети к нам приходят в семью. У каждого из них есть место в наших с мужем сердцах.

Но многим это, к сожалению, невдомёк. Встречаются бестактные люди, которые при детях, начинают их делить на своих и не своих. А когда я говорю, что они ВСЕ МОИ, в глазах этих людей зажигается огонёк недоверия. И вопрос в лоб:

— «Ну как же у тебя же есть приёмные дети?»

Таким людям в этот момент наплевать на чувства детей, главное утолить любопытство. Мы с мужем стараемся не выделять никого из детей особо, всех воспитываем в заботе и внимании к их нуждам, и с любовью. И дети это чувствуют.

Однажды, когда мы ехали на автобусе навестить бабушку (мою маму) одна из «сердобольных» старушек спросила меня показывая на Даню:

— «А это приёмный или свой?»

Я хотела уже ответить, что для меня они все свои, а сынок поворачивается к ней и сам отвечает:

— «Я свой!» — и снова отворачивается к окну.

И это при том, что действительно мы его взяли в семью уже не маленького — в семилетнем возрасте, а сейчас ему будет уже 11 лет. То есть ребёнок, прекрасно зная, что он приёмный, чувствует себя своим.

В приёмном родительстве, нас с мужем только это и огорчает, что, живя в семье, ребёнок все равно в глазах общества продолжает оставаться «не своим сиротой».

Конечно, не все люди такие, есть и чуткие. Не задают неприятных вопросов, а воспринимают все как должное — что мы просто большая семья.

Как мы пришли к этому, чтобы стать приёмными родителями? Просто и естественно, по обоюдному желанию и давней мечте нас обоих.

Первым приёмным ребёнком, с которым мы набирались опыта, был Данила. Ребёнок оказался совершенно не готов жить в приёмной семье. Он находился в реабилитационном центре куда его определили, забрав от бывшего опекуна.

Ему просто сказали, что он поедет к нам в гости, а не на совсем. Имея в своей маленькой жизни за спиной уже два предательства от родных людей, он был закрыт, насторожен и обозлён на весь мир, и никому полностью не доверял.

Сколько понадобилось от нас терпения и железной воли, с добротой и любовью, чтобы буря в душе Дани немного улеглась, и сердечко оттаяло, для новых отношений с людьми. Он дрался и кусался, он бунтовал как мог, пытался сбежать из дома и хитрил. Было много и всего не перечислишь. Тогда мне помогли выдержать его адаптацию два момента: поддержка мужа и знания, которые мне дали в школе приёмных родителей.

Я знала, что это все временно, и ребёнок скоро успокоится и опустит колючки. Я была в этом уверенна. И вот теперь, он почувствовал себя частью нашей семьи. Может выражать свои чувства и симпатии, показывать свои минусы и плюсы, зная, что несмотря ни на что, он будет с нами и мы будем с ним. Что он СВОЙ.

Потом после Дани был трёхлетний перерыв на время его адаптации. Когда внутрисемейные отношения пришли в спокойное состояние, и адаптация подошла к концу, мы поняли, что справились. И готовы принять ещё детей. Место ещё оставалось и в сердце, и в доме, как сказал мой муж.

Мы ещё на стадии подготовки документов подумали о том, что шансов попасть в семью у детей одиночек больше, чем у имеющих братьев и сестёр. И решили брать двух сестричек и, если у них будет кто-то ещё, возьмём и его. Хотели мы именно девочек, так как мальчиков у нас дома было уже двое на тот момент, и лишь одна девочка.

И вот когда документы были готовы, я стала ездить по городам в базы данных, становиться на учёт для поиска детей. А муж оставался с тремя детьми дома. Наши поиски начались в июле, а Катя, Лиза и Паша пришли к нам в ноябре. О том как я нашла этих деток, через сколько отказов и разочарований пришлось пройти, сколько добрых людей повстречать, сколько случайностей и недоразумений испытать на себе, до этого счастливого момента, можно написать целую книгу.

Но самое главное — это свершилось!

Я это помню, как сейчас. Хмурые осенние дни похожие один на другой. Мы со своей стороны все сделали, все документы принесли в Петербургские опеки, наладили контакт с детьми. Но процесс стопорился по независящим от нас обстоятельствам. Я была уже дома, и не находила себе места от волнения за судьбы этих деток. Так как они уже запали мне в сердце. Но нас просили подождать так как улаживались последние аргументы, без которых детей вообще могли и не дать. И это длилось почти две недели. Дни мучительного ожидания.

И вот в одно ноябрьское утро прозвенел долгожданный звонок. Я ещё спала, так как у старших детей были осенние каникулы и не надо было рано вставать. Когда я увидела, что звонили из опеки Петербурга, мой сон как рукой сняло. Поднимаю трубку, и слышу:

— «Здравствуйте, звоню Вам с хорошими новостями! Деток уже можно забирать!»

От радости я ошалела, и бесконечно благодарила эту женщину. К слову сказать, она прекраснейший человек, ратующий душой о своей работе, и о каждом ребёнке, чтобы сделать их счастливыми. Она сделала все возможное и невозможное, чтобы детки стали частью нашей семьи.

После того как завершился разговор, я разрыдалась от счастья. Теперь есть возможность действовать, и все будет хорошо. Меня отпустило напряжение последних дней.

Я с мужем и детьми стали готовить вещи для того, чтобы забрать деток домой.

Сначала я забрала двухгодовалого Пашу из города, а через неделю (из-за болезни Кати, она лежала в больнице с бронхитом) привезла из Петербурга его сестёр Катю и Лизу.

Они были в разных детдомах, давно не виделись, и очень обрадовались, что теперь будут жить все вместе.

Я с девочками с поезда приехала очень рано — в пять часов утра. Но малышки очень хотели увидеть братика прямо сейчас, и мы им его показали спящего, и положили их отдыхать тоже.

И вот уже семь месяцев мы одна большая семья. Где есть взаимовыручка и конкуренция, радость и слезы, счастье и печаль, победы и поражения. Но несмотря ни на что, мы душой и сердцем с каждым нашим ребёнком, и дети не сомневаются – ОНИ ВСЕ СВОИ!