«Мои 7Я»

Гвоздева Тамара Ивановна и семья

Номинация – «Стать семьей»

Мои 7Я

Наша семья имеет статус приемной с 2008 года. Осень. Пасмурно. Уныло. По телевизору по нескольким каналам одновременно показывают фильмы про «брошенных» детей,  параллельно поднимаются проблемы бездетных семей, их горе и чаяния.  Я человек очень эмоциональный, смотрю, слушаю и «умываюсь слезами».  Дочь живёт отдельно со своей семьей, сыну 13 лет, место в квартире хватает (у нас трёхкомнатная квартира), дача, машина.

Издалека начинаю с мужем разговор о том, чтобы принять в семью ребёнка, чтобы кому-то помочь. Он выслушал мои доводы и сказал: «Пойдём к сыну, спросим у него.» Сын сидел за компьютером в своей комнате, молча, с удивлённым видом выслушал и всё… Минут через 15 подходит к нам и говорит: «А что, давайте! В школу вместе будем ходить,  в спорт, только чтобы моего возраста парнишку.»

Начался сбор документов: справок, отчётов и характеристик. Пройдя все инстанции, получив все необходимые документы, приехали с мужем в детский дом. Здесь познакомили нас с мальчиком, нахвалили, посоветовали принять в семью именно его, так появился у нас первый приемный сын с огромным списком врачебных диагнозов и с рекомендацией обучения в коррекционном классе. Ему только что исполнилось 12 лет, а выглядел он лет на семь-восемь. Поначалу в другой школе ему было очень сложно, ребёнок не понимал, что от него требуют учителя, что надо самому делать домашнее задание. Позже выяснилось, что домашнее задание ему делали воспитатели, он просто их переписывал. Были споры, слёзы, убеждения, но благодаря тому, что я работала с детьми коррекционной логопедической группы в детском саду (на тот момент стаж педагогической деятельности был уже 27 лет), мы справились. Проводила постоянно различные игры на развитие памяти, внимания, мышления и воображения, конечно же, занятия по развитию речи. Со здоровьем тоже быстро всё наладилось! С детьми по выходным и в каникулы ходили на лыжах, летом купались, ездили вместе в отпуск. Ребёнок девятый класс обычной школы закончил хорошо и успешно сдал экзамены. Затем поступил в колледж, на втором году обучения получал повышенную стипендию.  Я снова помогала, контролировала, но здесь была уже заинтересованность и стимул со стороны самого сына. Получив диплом электрика, работает на заводе.

Дети растут, забот и хлопот прибавляется. Звонок из опеки. Просят зайти. Предложили взять из школы-интерната (коррекционная) мальчика, так как закрывается детдомовское отделение, ребёнок из Ярославля, заканчивает девятый класс. Уговорила мужа, поехали. Сидим в кабинете директора, сюда же пришёл социальный педагог, а с ней — два Жени.  Мальчики общительные, мы быстро нашли с ними общий язык, ответили на все интересующие их вопросы. Они оба сразу выразили желание жить у нас. А мы должны выбрать одного. Это как?! Помню я сказала, что ведь это не игрушка и не книга, где не нашли нужную статью и поставили на полку. Дома долго вспоминали взгляды ребят, то, как они старались нам понравиться. Через несколько дней звонок: «Покупайте двухъярусную кровать, забирайте обоих.» Вскоре у нас стало три приёмных сына. У Жени из Ярославля многодетная семья: четверо девчонок, мать умерла от цирроза печени, когда он пошёл в первый класс, отца мы хоронили уже вместе (умер от рака печени – алкоголик). У другого Жени родители тоже алкоголики, лишены родительских прав, жили на соседней улице с интернатом, но ни разу даже к забору не подошли, конфетки не дали.

Спустя полгода нам предложили принять в семью ещё одного почти 14-летнего подростка. Его мать лишена родительских прав, воспитывала бабушка, стала не справляться с обязанностями, да и считала, что имеет право на личную жизнь. Мальчика изъяли из семьи, но все понимали, что ему не приспособиться к жизни в детском доме из-за сложного характера. Живя в нашей уже большой, дружной семье, выяснилось, что он к труду совершенно не приучен, в школе одни двойки и замечания, огромные пробелы в знаниях.

Сменили школу ближе к дому, стали навёрстывать упущенное, в седьмом классе закрыли долг по математике за шестой класс. В июне этого года закончил колледж, получил профессию, работает сварщиком.

Ребята выросли, получили образование, живут отдельно, но все рядом. Снова звонок из опеки. Просят зайти. В этот раз вообще из области фантастики: ребёнок из семьи пришел в Департамент образования и попросил найти другую семью, прожив в прежней 11 лет! Он перешел в девятый класс, впереди экзамены, выбор профессии.

Снова началась постоянная кропотливая работа: разъяснения, убеждения, примеры других как положительные, так и отрицательные. После окончания школы поступил на обучение в Ярославский кадетский колледж (МЧС, пожарный). В июне этого года ему исполнилось 18 лет, живёт в Ярославле, и родом оттуда.

В апреле этого года планировали с мужем сделать ремонт, съездить отдохнуть и взять с собой кого-нибудь из внуков.

И снова звонок из опеки! В этот раз мужа уговаривала дольше, он говорил, что мы уже немолодые, здоровье не то, а дети маленькие — два брата 12 и 13 лет. Мальчики тоже жили в семье: старший — 11 лет, а младший почти с рождения.

Опять закрутилась карусель и понесла нас по кругу! Сейчас уже прошло шесть месяцев, а ощущения у всех, будто всегда были вместе. Летом съездили в Санкт-Петербург, посетили Петропавловскую крепость, познакомились с метро, покатались по рекам и каналам Питера, полюбовались фонтанами и скульптурами Петергофа. Работали на даче, вместе варим варенье. Сейчас учимся, правда, младшему очень сложно: совершенно не сформирована потребность в получении знаний, нет желания учиться, но мы обязательно справимся! У нас всё получится, ведь чем сложнее задачи, чем труднее их решать, тем больше радости и гордости от побед! У нас двое детей кровных: сын и дочь, четверо внуков. Конечно, сложности и трудности есть в каждой семье. В нашей семье они заключаются в том, что все дети к нам пришли уже с огромным опытом жизни в семье, с уже сформировавшимся характером и принципами. Здесь, конечно, мне очень помогает то, что я изучала психологию и педагогику, знаю, когда нужно добиться от ребёнка выполнения требований сразу, а когда на время нужно оставить его в покое или найти компромисс. Сложность заключается ещё и в том, что такие дети с искалеченной судьбой считают, что им все вокруг должны, плохо знают свои обязанности, зато хорошо знают свои права.

В нашей семье, как и в других, существуют свои традиции, например, обсуждение вечером прошедшего дня: что удалось, а что – нет и почему.

Но семья для того и существует, чтобы вместе преодолевать трудности, тем более нас действительно семь Я, семь приёмных детей!